Каскадеры и трюки: персоналии

+7 (905) 709-47-51
info@3xt.ru

Публикации

Мартин Иванов

Скромность, профессионализм, независимость - это видится в нём прежде всего. Кажется, что он не зависит ни от славы , ни от денег, ни от своего "звёздного" отца....

 

Через пару дней после премьеры нового «Бонда» Анастасия Принцева встретилась с самым известным и самым преуспевающим российским каскадером, работающим на голливудских блокбастерах. Разглядывая фотографии со съемок «Кванта милосердия», в котором Мартин Иванов дублировал Дэниела Крейга, они поговорили о наградах, мужестве и отваге — и выяснили, что их представления об этих вещах сильно различаются

 

 

 

 



Фотографии: BVSPR
«Квант милосердия»
«Астон-мартин» — очень мощная заднеприводная машина, и она не предназначена для езды по гравию. Ее сильно заносило, особенно на спуске, и удержаться было ужасно сложно. А в белой пыли все оттого, что погоня снималась в мраморном карьере в Карраре»

Премьера ему не понравилась.

— На «Ультиматуме Борна» я влетал на мотоцикле в кинозал, а тут пришел просто, посмотрел, расстроился. Гонку снимали два месяца, потратили $22 000 000, разбили пятнадцать «альфа-ромео» и штук пять «астон-мартинов». Сняли, наверное, самую лучшую гонку в кино — ну уж самую затратную точно. А в фильм вошло четыре минуты.


«Квант милосердия»
«Камеру держит обычный каскадер, которому перед съемкой объясняют, как она работает. Все каскадерские трюки снимает second unit — второй состав. Поэтому режиссера я за все съемки видел один раз и издалека. Меня, кстати, в этом кадре нет»

Мартин Иванов (по второму, литовскому, паспорту — Мартинас Ивановас) несколько дней назад вернулся с премьеры «Кванта милосердия», фильма, где он дублировал Дэниела Крейга.

— Вырезали так, что вообще непонятно что получилось: гонка себе и гонка. Мы, когда снимали, были уверены, что ее номинируют на «Таурус» и она наверняка его получит, потому что в этом году таких масштабных съемок еще не было. Но монтаж… Непонятно, о чем англичане думали, когда столько денег вбухали в никуда.

Мы сидим за столом в большой светлой кухне окнами на Петропавловку — оставшийся без жилья в Москве Мартин приехал в Петербург к своей девушке. На столе — лэптоп, в котором крутятся фотографии со съемок. Одетый в голубые джинсы и светлую футболку хозяин лэптопа похож на Кена, вернувшегося с воскресного барбекю: спортивный тихий домосед, безмятежный и отстраненный. И о возможно упущенном «Таурусе» — самой престижной каскадерской премии Голливуда — он рассказывает без энтузиазма. У Мартина уже есть два таких золотых быка, оба в номинации «Исполнение автомобильного трюка» за «Ультиматум Борна» и «Превосходство Борна», где он дублировал Мэтта Деймона. Правда, на вручениях наград он не бывал.


«Ультиматум Борна»
«Теоретически на 100 км/ч въехать в стену мог бы и я, но это сильная нагрузка на шею, поэтому в машину сажают манекены. Их привозят голыми, одевают, и дорисовывают лица»

Первый раз документы в консульстве вернули через минуту после подачи: все близкие родственники отца, нелегально эмигрировавшего в Америку, автоматически оказались в черном списке. Тогда отец — Виктор Иванов, один из самых известных каскадеров Советского Союза, перебравшийся в Голливуд в начале 90-х и тоже получивший «Таурус» за «Превосходство», — наклеил на картон фото Мартина в смокинге в полный рост и притащил его с собой на подиум. Где картонку и приобнял вручавший премию Тарантино. Теперь проблем с визой нет, но к Америке Мартин равнодушен и Лос-Анджелес называет захолустьем.

Родители развелись, когда сыну было три года, и за каскадерскими успехами отца он следил из вильнюсских кинозалов. Ходили с одноклассником, сыном литовского актера Адомайтиса, и по очереди хвастались папами. Однажды папа Мартина прыгал вместо другого папы с моста. А к восемнадцати сын сам стал чемпионом Литвы по авторалли. Потом отец вернулся из Америки со сценарием и переквалифицировал его в каскадера.

— Когда отец решил ставить «Белое золото», я как раз был в Москве — гонял за команду Научно-исследовательского института шинной промышленности. Он сказал: попробуй. Ну там ничего сложного не было. А вторым фильмом было уже «Превосходство Борна».

Первый фильм — провалившаяся в прокате авантюра отца, второй — самый эффектный каскадерский фильм в мире за 2004 год. На естественные в таком случае вопросы он отвечает, как троечник у доски, медленно и невесело.


«Ультиматум Борна»
«Сцену погони снимали около месяца. У игровых машин только ручной тормоз переделали в гидравлический, а так — обычные полицейские машины с сильно продавленным сиденьем»

— Отец ставил трюки для московской части «Превосходства» и сказал американцам: «Мой парень хорошо гоняет». Они решили попробовать. Сначала проводят тесты — как экзамены, потом распределяют по группам — кто что умеет. Меня взяли вторым дублером главной роли: я был похож на Деймона. Работы поначалу вообще не было — я все время спал в трейлере. А основной дублер — толстый такой англичанин — все спорил, говорил, что какой-то трюк небезопасный, отказывался его делать. Отец сказал: «Мартин все сделает». Меня позвали, и им так понравилось, что англичанина уже не вызывали.

Фактически благодаря строптивос­ти англичанина он оказался не только самым успешным каскадером России, но и единственным, не считая ­собст­венного отца, русским каскадером в Голливуде.

— Повезло, конечно. Там за безопасностью следят так, что если ты чуть-чуть что нарушил — до свидания. ­Амери­канские и английские каскадеры сами ­ничего опасного делать не будут. Вот кто из Восточной Европы — Румыния, ­Бол­гария, — они готовы делать гораздо более сложные вещи. Но у них и ситуа­ция другая.

Голливудский каскадер получает около $750 в день независимо от того, сидит ли он весь день в машине или дубли­рует звезду. Доплаты (до $7 000) идут за трюки — перевороты, горение. Профсоюз следит, чтобы зарплата не опускалась ниже определенного минимума. Американцы платят процент от проданных DVD — так, сумма выплат за «Борнов» уже превысила сам гонорар. В России зарплаты примерно вдвое ниже, чем в Голливуде, а профсоюз ни за что не отвечает. Отдельный трейлер для отдыха не предоставляют, зато вызывают часто не вовремя — слишком поздно или слишком рано. Если на западных продакшенах за задержку горячего обеда на пять минут полагается штраф, то здесь иногда можно остаться без обеда вовсе. И, наконец, здесь гораздо хуже с безопасностью.

— У нас экономят на гаишниках и не ­всегда полностью перекрывают ­до­роги. Ну бы­вает, что во время съемки какая-нибудь машина может выско­чить. Ну и бы­вают столкновения… Да, такое бывает…


«Квант милосердия»
«Это трюк, в котором машина сначала скользит на правом боку, а потом приземляется на четыре колеса. Чтобы это произошло, мне надо было нажать специальную кнопку, тогда в 15 см от головы выстреливает пневматический поршень, опрокидывающий машину. Удар в этот момент довольно сильный, поэтому и лицо у меня такое напряженное»

Тем не менее из пятнадцати фильмов, в которых снимался Мартин, дюжина — русские, включая такие сомнительные блокбастеры, как «Теневой партнер» и «Зеркальные войны». В России ­кате­гория «Б» — каскадерский хлеб даже для тех, кто уже трижды дублировал главную роль в проектах Дэна Брэдли, сделавшего, среди прочего, второго и третьего «Человека-паука» и последнего «­Инди­ану Джонса». Этот Брэдли называет ­Мартина водителем от Бога: «Наблю­дать за ним — сплошное удовольствие. И я люблю с ним работать, потому что помимо всех своих талантов Мартин очень ­наб­людателен, обращает внима­ние на те моменты, которые другие, гораздо более опытные люди, просто ­прозевали. Я это очень ценю».

В комнате темнеет. Отвлекшись от фотографий, Мартин пишет ответы на сообщения в социальных сетях. От этого медленного разговора меня не ­поки­дает ощущение какой-то ошибки: не мо­жет же быть, что быть каскадером — дело ничуть не более сложное и рискованное, чем, например, печь пирожки. Я спрашиваю про сложные моменты.

— Да вот на «Бонде» на второй день не успел увернуться от грузовика в тоннеле, ну и разбил бок. Но у нас этих «астон-мартинов» три штуки было. Пока один чинит специальная группа «Формулы-1», я на другую пересаживаюсь. Эти ребята из «Формулы-1» — они за час все могут починить.


«Квант милосердия»
«Тут я в специальной машине для съемок фона. Помимо двух дублей для съемки самого трюка, каждый раз нужно было снимать тот же самый трюк в этой машине. Там слева прикреплена камера»

— А насколько вообще опасны трюки?

— Да вообще не опасны. На «Стритрейсерах» мой джип переворачивался шесть раз — ну там, когда выходил, слегка покачивало. Так там укрепленную клетку делали в корпусе машины. На «Бонде» никаких таких клеток не было, и шлем я одел один раз — когда на мою машину должен был падать джип. Все же продумано, рассчитано. Авторалли гораздо опаснее: если в лесу что с тобой случилось, не сразу и поспеют. А на «Бонде» не могу даже сказать, что адреналин повышался. На это просто времени нет. За секунду надо сделать пять или шесть вещей: вывернуть руль, нажать на одну кнопку, чтобы выехал поршень, который поднимет упавшую машину, нажать на другую кнопку и так далее. Просто нужно очень быстро все сделать, и есть ощущение ответственности. Да и машины дорогие, и знаешь, что в эту секунду человек двести только на тебя работает.


«Это на «Бонде». Я еду с горы вниз, машина подпрыгивает, ее заносит, рядом — пропасть и никаких ограждений. За мной гонится «Альфа-ромео», которую и снимает операторский кран»

Между съемками свободного времени гораздо больше. Когда работы нет, то есть приблизительно 10 месяцев в году, Мартин отвечает на месседжи в Facebook и ходит обедать к своей девушке, директору французского ресторана. По выходным выбирается в клуб. Не пьет, не курит. На своей спортивной «Тойоте-Селика» лишь изредка ночью рискует разогнаться до 100 километров в час. Стритрейсинг не признает, гонками не интересуется. Не путешествует, не любит гулять, не вступает в драки и отмечать свои голливудские победы с друзьями считает излишним. Несмотря на замороженные российские проекты, работу менять не собирается и в будущее — с «Таурусами» или без — смотрит с непоколебимым прибалтийским спокойствием.

На вручение второй награды он опять не попал — был на съемках в Италии. Там все знали, что он ждет приз, и кто-то из съемочной группы сымитировал звонок из Америки — якобы «Таурус» получил другой фильм.

— Ну я немного удивился, потому что был уверен, что получу я.

Кажется, легкое недоумение вооб­ще самая сильная эмоция, на кото­рую спо­собен самый успешный каскадер ­России.

— Ну а чего, работа как работа…

Так разговаривает человек, профессионально заменяющий Бонда, когда задача оказывается Бонду не по зуба

 

Анастасия Принцева

                         

Источник: Большой город


Связаться: info@3xt.ru
© 2008-2019, компания Трикст.